Адрес «Малина Групп» Москва, м. Октябрьская
Ленинский пр-кт, д. 2а
+7 (495) 532 54 57
Пн - Пт с 11:00 до 17:00

Преступления небольшой и средней тяжести

Рубрики
Физическим лицам


Удельный вес преступлений регистрируемых в России средней и небольшой тяжести составляет около трех четвертей.

Уголовно-правовое значение категорий преступлений небольшой и средней тяжести на сегодняшний день раскрывается в следующих положениях УК РФ: при определении рецидива преступлений и его вида (п. «а» ч. 2, ч. 4 ст. 18 УК РФ); при установлении уголовной ответственности за приготовление к преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ); уголовной ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом (преступной организацией) (ч. 4 ст. 35 УК РФ) ; при регламентации оснований и порядка применения отдельных видов уголовного наказания, его условного неприменения (ст. 48, 57, 59, ч. 1 ст. 56, ч. 2 ст. 53, ст. 53.1, п. «а» ч. 1 ст. 58, п. «а» ч. 1 ст. 61, ч. 1, 2 ст. 69, п. «б» ч. 1 ст. 73, ч. 4 ст. 74 УК РФ); регламентирующих освобождение от уголовной ответственности, наказания и от его отбывания (ч. 1 ст. 75, 76, п. «а», «б» ч. 1 ст. 78, п. «а» ч. 3, п. «б» ч. 7 ст. 79, ч. 2 ст. 80, ст. 80.1, п. «а», «б» ч. 1 ст. 83, п. «в» ч. 2 ст. 86 УК РФ); особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (ч. 6 ст. 88, ч. 1 ст. 90, ч. 1, 2 ст. 92, 93, 94, п. «б» ст. 95 УК РФ).

Статья 15 УК РФ «Категории преступлений» гласит

1. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

2. Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.

3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.

Однозначно трактовать нельзя, но можно понять основываясь на судебной практике

1. При определении уголовно-правового значения преступлений небольшой и средней тяжести законодатель в ряде случаев такое значение дифференцирует в зависимости от формы вины. Однако поскольку умышленные и неосторожные преступления входят в содержание каждой из указанных выше категорий преступлений, такая дифференциация обоснована в том случае, когда она проводится с учетом дополнительных признаков.

В этой связи обратим внимание на две ситуации.

Во-первых, при определении круга осужденных, которым отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в колонии-поселении, таких признаков два:

а) вид наказания, который не имеет значения для лиц, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности, и имеет значение для осужденных за умышленные преступления — лишение свободы;
б) факт отбывания этого же вида наказания ранее (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ). Примером же необоснованной, по нашему мнению, дифференциации уголовно-правового значения преступлений небольшой и средней тяжести может служить норма, предусмотренная в ч. 4 ст. 74 УК РФ: в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается по усмотрению суда.

Однако, учитывая тот факт, что неосторожное преступление — это всегда преступление либо небольшой, либо средней тяжести, представляется излишним в приведенной норме говорить не только о неосторожной, но и об умышленной форме вины. Сказанное касается и положения, предусмотренного п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ.

Во-вторых, при определении понятия и видов рецидива законодатель, исключая судимости за преступления небольшой тяжести из рецидива преступлений (п. «а» ч. 4 ст. 18 УК РФ), зачем-то указывает только на умышленный характер таких преступлений. Это можно было бы объяснить содержанием общего понятия рецидива преступлений (ч. 1 ст. 18 УК РФ), но тогда следовало указать на умышленную форму вины и в п. «б» и «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ. В конечном счете, за исключением ч. 1 ст. 18 УК РФ, это указание излишне даже применительно к преступлениям средней тяжести, так как неосторожные преступления, относящиеся к этой категории, ни при каких условиях не учитываются при определении рецидива преступлений, а умышленные (при признании рецидива опасным) — только при наличии как минимум четырех дополнительных признаков (условий):

1) наличие до этого двух или более судимостей; 
2) наличие таких судимостей только за умышленное преступление средней тяжести;
3) такие судимости (осуждения) должны сопровождаться назначением наказания в виде лишения свободы;
4) первые три условия имеют значение только в том случае, когда этим же лицом совершается тяжкое преступление; (1) за это преступление лицо осуждается к лишению свободы, (2) исполнение назначенного наказания должно быть реальным (п. «а» ч. 2 ст. 18 УК РФ).

Количество и характер названных признаков дают основание полагать, что судимости за преступления средней тяжести сами по себе не учитываются при признании рецидива преступлений.

2. Не могут не возникать вопросы по поводу регламентации наказания в виде принудительных работ и привязки этой меры к категориям совершенного преступления. Законодатель ограничивает применение данного вида наказания не только определенными категориями преступлений, но и сроком наказания в виде лишения свободы — 5 лет. В этой связи возникает два вопроса.

Во-первых, если принудительные работы могут назначаться только как альтернатива уже назначенному наказанию в виде лишения свободы в случаях, когда оба этих вида наказания обозначены в соответствующей санкции, почему суд не может делать это сразу? Е. Благов верно отмечает, что требование закона сначала назначить одно наказание, а потом вместо него другое противоречит логике принятия уголовно-правовых решений. К тому же такая одномоментная замена более строгого наказания менее строгим не соответствует правилу, изложенному в ч. 1 ст. 60 УК РФ: «Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». Автор также полагает, что указанная альтернативность противоречит ч. 1 ст. 45 УК РФ, где принудительные работы отнесены к числу основных видов наказаний. По нашему же мнению, противоречие заключается не только в этом, но и в требовании назначения принудительных работ только в порядке замены лишения свободы (ч. 2 ст. 53 УК РФ), в то время как в санкциях соответствующих статей принудительные работы могут назначаться без таковой. Поэтому указание на альтернативность рассматриваемого вида наказания в ст. 53.1 УК РФ следует исключить.

Во-вторых, ограничение 5 годами лишения свободы в данном случае наводит на мысль, что это условие может касаться осуждения только за неосторожное преступление средней тяжести, наказуемое свыше указанного ограничения, и тяжкое преступление, совершенное впервые, так как, согласно ч. 4 ст. 15 УК РФ, максимальный срок наказания в виде лишения свободы для данной категории установлен в 10 лет. А если преступления небольшой или средней тяжести, тяжкие преступления совершены в совокупности, распространяется ли на такие случаи рассматриваемое условие? Скорее всего, да, но тогда об этом нужно было прямо сказать в законе.

Какие выводы можно сделать из приведенной характеристики уголовно-правового значения преступлений небольшой и средней тяжести?

Во-первых, значение названных категорий преступлений достаточно четко отличается от значения двух других: категорий тяжких и особо тяжких преступлений. Лишь в двух случаях значение преступлений небольшой и средней тяжести «перекликается» со значением тяжких преступлений: в одном — оно полностью уравнивается в значении с ними, когда речь идет о возможности условно-досрочного освобождения от отбывания наказания несовершеннолетнего (п. «а» ст. 93 УК РФ), в другом — уравнивается значение преступлений только средней тяжести с тяжкими преступлениями, когда речь опять же идет об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних: «Несовершеннолетний, осужденный к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления, может быть освобожден судом от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа» (ч. 2 ст. 92 УК РФ). Относительно меньшую обособленность преступлений небольшой и средней тяжести от других категорий преступлений, присущую институту уголовной ответственности несовершеннолетних, можно объяснить, во-первых, распространением действия на эту категорию лиц, совершивших преступление, общих положений УК РФ (предусмотренных, например, ч. 2 ст. 30, п. «а» ч. 1 ст. 61, ст. 69, ч. 1 ст. 75 УК РФ), во-вторых, спецификой преступности несовершеннолетних, в-третьих, социально-психологическими особенностями лиц в возрасте от 14 до 18 лет и спецификой мер, применяемых в связи с совершением ими преступлений.

Во-вторых, при формальном показателе неравенства преступлений небольшой и средней тяжести в 2 года лишения свободы по умышленным преступлениям и в 7 лет (имея в виду, например, верхний предел санкции, предусмотренной в ч. 3 ст. 267 УК РФ) по неосторожным, уголовно-правовое значение этих категорий преступлений во многом схоже. По существу, оно заметно отличается лишь в условиях применения наказания в виде лишения свободы (ст. 56 УК РФ) и в сроках давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ) и давности исполнения обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ). При этом интересно, что сроки погашения судимости для этих категорий преступлений одинаковые (ст. 86 УК РФ). В связи с чем труднообъяснимыми представляются и установленные разрывы в сроках первого вида (от 2 до 6 лет) и полное отсутствие таковых в сроках последнего вида.

В-третьих, при достаточно многообразном проявлении уголовно-правового значения преступлений небольшой и средней тяжести в различных институтах уголовного права оно могло бы, на наш взгляд, проявлять себя и еще в одном случае.

Поделиться с друзьями