Адрес «Малина Групп» Москва, м. Октябрьская
Ленинский пр-кт, д. 2а
+7 (495) 532 54 57
Пн - Пт с 11:00 до 17:00

Нумерация материалов уголовного дела: значение, способ, нормативная регламентация

Услуги

НУМЕРАЦИЯ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: ЗНАЧЕНИЕ, СПОСОБ, НОРМАТИВНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ

В соответствии с частью 1 ст. 217 УПК РФ при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь предъявляет им подшитые и пронумерованные материалы дела. Нумерация уголовного дела производится следователем (протокола судебного заседания — секретарем) исключительно графитным карандашом. При этом каждый, кто так или иначе вовлекался в сферу уголовного судопроизводства, обращал внимание на то, что нумерация страниц многократно меняется в ходе производства уголовного дела путем стирания ранее проведенной нумерации (в некоторых случаях до дыр). Возникает вопрос, законны ли действия следователя, во-первых, изменяющего ранее поставленную нумерацию в материалах дела, во-вторых, предоставляющего материалы с пронумерованными карандашом страницами.

Данный вопрос законодательно не регламентируется. Однако думается, что изменение нумерации до предъявления материалов уголовного дела для ознакомления является личной инициативой следователя, не подлежащей регламентации. Это определяет самостоятельность следователя в ходе производства по делу, в том числе в способе оформления процессуальной документации ввиду отсутствия законных требований в их оформлении.

При этом, как представляется, все материалы уголовного дела, предоставленные для ознакомления участникам процесса, следует предъявлять исключительно пронумерованными носителем, который невозможно стереть либо вытравить, что исключает возможность замены страниц дела. Объясняется это прежде всего тем, что на практике следователи после ознакомления участников процесса с материалами уголовного дела производят «чистку» ненужной для обвинения информации, содержащейся в деле, или, напротив, «наполнение» необходимыми (в некоторых случаях и незаконно полученными) сведениями, о которых не следует знать участникам процесса со стороны защиты в ходе предварительного расследования. Не останавливаясь на законности подобных «тактических» приемов, следует указать, что представленные материалы уголовного дела, пронумерованные в соответствии с содержащейся в нем описью, носителем, который нельзя незаметно исправить, являются залогом соблюдения провозглашенных прав участников процесса знать, в чем обвиняется лицо (п. 1 ч. 4 ст. 46, п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). Пункты 1 и 3 (d) ст. 6 Европейской конвенции по правам человека в связи с этим требуют, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц.

Оставив на откуп законодателю существующее положение дел, мы выработали следующие тактические приемы противоборства с подобным произволом. Во-первых, когда нас уведомляют об окончании следственных действий, нами заявляется ходатайство, где выражается просьба ознакомить с пронумерованными авторучкой листами, содержащимися в материалах уголовного дела, в полном объеме, без ограничения во времени, совместно с подзащитным. В случае предоставления моим подзащитным материалов уголовного дела, пронумерованных карандашом, заявляется ходатайство, где выражается просьба проставить нумерацию страниц материалов дела авторучкой в нашем присутствии, на что, конечно, в отдельных случаях я получаю категоричный отказ как в устной, так и в письменной форме. В этом случае мы отказываемся знакомиться с материалами дела, отмечая в протоколе ознакомления причину отказа, с последующими жалобами как руководителю следственного органа и (или) прокурору в порядке статьи 124 УПК РФ, так и в суд в порядке статьи 125 УПК РФ — это во-вторых. В одних случаях поданные жалобы удовлетворяются, в других отказывают со ссылкой на Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 28 декабря 1998 г. N 93 «О введении в действие Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации» (с изм. от 21 октября 2003 г.), где в разделах «Формирование дел и надзорных производств» и «Общие принципы формирования дел и надзорных производств» в пункте 9.2.1.5 указывается, что «нумеруются листы графитным карандашом, причем каждый том отдельно. Запрещается нумеровать листы чернилами и цветными карандашами. Во все дела и перечисленные надзорные производства включается внутренняя опись документов (приложение 35) и в конце составляется и подшивается заверительная надпись (приложение 36)». При этом протоколы в соответствии с частью 2 ст. 166 УПК РФ если и пишутся от руки, то всегда авторучкой — не карандашом, а нумерация страниц должна проводиться исключительно графитовым карандашом?

Однако порядок уголовного судопроизводства на территории России в соответствии с частью 1 ст. 1 УПК РФ устанавливается только Уголовно-процессуальным кодексом, основанным на Конституции РФ. То есть выше названный указ не может определять порядок судопроизводства, являясь на основании складывающейся практики необязательным в принятии решений. Представляется, что нумерация материалов уголовного дела является частью обязательной формы процессуального документа, которая не должна видоизменяться с момента ознакомления с ним участников процесса.

В-третьих, при получении категоричного отказа на все поданные жалобы, при изучении материалов дела, пронумерованных карандашом, мной ведется протокол ознакомления с материалами, где указываются название документа и соответствующий порядковый номер страницы. При этом я прошу следователя заверить правильность составленного протокола. Данный прием в отдельных случаях также срабатывает.

В-четвертых, применим и следующий способ: при ознакомлении с материалами уголовного дела снимать все на фотоаппарат по очередности, что называется, от корки до корки. В случае несовпадения отснятого и фактического имеется прямое доказательство фальсификации доказательств по делу.

Нумерация материалов уголовного дела важна, как и любая другая часть процессуального документа, поскольку верная нумерация отражает целостность материала, отсутствие которой не позволяет надлежащим образом вникнуть в сущность расследуемого, распознать все обстоятельства совершенного преступления. Ведь право знать, в чем обвиняется лицо, заключается не только в знании существа обвинения — это право определяет возможность выяснить все выявленные сведения, подтверждающие виновность, для надлежащей защиты от них. В противном случае это означало бы не что иное, как желание органов следствия всеми способами добиться осуждения лица (к сожалению, зачастую так и происходит). Ведь действительно, если бы разницы не было, то нумеровали бы ручкой, а раз это делают карандашом — значит, это для чего-то необходимо.

Поделиться с друзьями