Адрес «Малина Групп» Москва, м. Октябрьская
Ленинский пр-кт, д. 2а
+7 (495) 532 54 57
Пн - Пт с 11:00 до 17:00

Гражданско-правовые аспекты противодействия коррупции

Услуги
17.03.2012


Гражданско-правовые аспекты противодействия коррупции.

В настоящее время Российской Федерацией ратифицированы две антикоррупционные Конвенции, а именно Конвенция ООН против коррупции и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. В 1999 г. Совет Европы принял Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. Конвенция вступила в силу 1 ноября 2003 г. и является открытым международным договором Совета Европы. Данная Конвенция подписана более чем 40 государствами, а ее участниками являются 25 стран.

Российская Федерация в настоящее время готовится к подписанию данной Конвенции. Президент Российской Федерации в Национальном плане противодействия коррупции, принятом 31 июля 2008 г., поручил Министерству иностранных дел Российской Федерации совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти в IV квартале 2008 г. представить предложения о целесообразности подписания Конвенции Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию от 4 ноября 1999 г. на основе анализа соответствия данной Конвенции правовой системе Российской Федерации и оценки возможных последствий ее подписания.

В отличие от Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию, которая устанавливает обязанность государств закрепить в национальном уголовном законодательстве составы преступлений, связанных с коррупцией, установить санкции за их совершение, Конвенция пытается установить общие правила гражданско-правового и гражданско-процессуального характера противодействия коррупции. В принципе это единственный международно-правовой акт, определяющий гражданско-правовые аспекты коррупционного противодействия.

Особенностью данной Конвенции является закрепление в ее тексте определения коррупции (ни один другой международный акт не дает такого определения). «Для целей настоящей Конвенции, коррупция означает требование, предложение, предоставление или принятие, прямо или опосредованно, взятки или любого другого недолжного преимущества или возможность этого, которое приводит к нарушению надлежащего исполнения обязанностей или поведения, требуемых от лица, получившего взятку, недолжное преимущество или возможность этого» (ст. 2 Конвенции).

В пределах данной работы хотелось бы рассмотреть некоторые аспекты данной Конвенции и их соотношение с российским законодательством.

Прежде всего, Конвенция требует закрепить в национальном законодательстве положения о недействительности сделок, связанных с коррупционными преступлениями. При анализе ГК РФ можно сделать вывод, что в российском законодательстве нет норм, напрямую признающих недействительными такого рода сделки, хотя такая возможность предоставляется рядом статей ГК РФ (ст. ст. 168, 169, 179 ГК РФ).

Интересным положением Конвенции является ответственность юридических лиц за коррупционные преступления, в том числе и уголовная. Данную ответственность предусматривает и Конвенция об уголовной ответственности, ратифицированная РФ. Ответственность юридических лиц в соответствии с российским законодательством может быть предусмотрена только нормами гражданского права вплоть до ликвидации юридического лица.

Одна из целей Конвенции состоит в том, чтобы каждое государство, являющееся ее участником, предусмотрело в своем законодательстве «эффективные средства правовой защиты для лиц, понесших ущерб в результате актов коррупции, позволяющие им защищать свои права и интересы, включая возможность получения компенсации за ущерб». Конвенция предусматривает, что ущерб возмещается в полном объеме, включая упущенную выгоду и моральный вред. Для возмещения вреда ст. 4 Конвенции предусматривает наличие трех условий:

1) ответчик совершил или санкционировал акт коррупции или не предпринял разумные шаги для предотвращения акта коррупции;

2) истец понес ущерб;

3) существует причинно-следственная связь между актом коррупции и нанесенным ущербом.

Объем возмещения вреда может быть уменьшен, или даже может быть отказано в его возмещении, если истец по собственной вине способствовал причинению ущерба или его усугублению.

Конвенция предусматривает возможность требовать возмещения вреда не только от должностного лица, совершившего акт коррупции, но и от государства. Такая возможность закреплена в ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, предусматривающих, что вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Конвенция содержит и другие аспекты, в том числе и сроки исковой давности по требованиям о возмещении ущерба, причиненного коррупционными действиями. Этот срок должен составлять не менее трех лет со дня, когда лицу, которому причинен ущерб, стало известно или должно было стать известно о возникновении ущерба или совершении акта коррупции. Иск не может быть предъявлен по истечении не менее десяти лет с момента совершения коррупционного действия.

Конвенция возлагает также ряд обязательств на государства, участвующие в ней. Это касается прозрачности и достоверности финансовой отчетности и аудита; эффективности процедур сбора доказательств; вынесения судебных распоряжений, необходимых для охраны прав и интересов сторон в ходе рассмотрения в суде дел, связанных с коррупционными действиями.

Стороны эффективно сотрудничают в вопросах, относящихся к гражданскому судопроизводству по делам о коррупции, особенно в вопросах работы с документами, получения доказательств за рубежом, юрисдикции, признания и обеспечения выполнения иностранных судебных решений и судебных расходов в соответствии с положениями международных договоров о международном сотрудничестве в гражданско-правовой и коммерческой сфере, участниками которых они являются, а также в соответствии с их внутренним правом.

Следует отметить, что присоединение к Конвенции Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию не только обязывает государства принять предусмотренные этим международно-правовым документом меры в целях защиты интересов лиц, чьи права и интересы были нарушены в результате совершения акта коррупции, но также обеспечивает вступление страны в Группу государств против коррупции (GRECO) Совета Европы.

Настоящая Конвенция не затрагивает прав и обязательств, вытекающих из многосторонних международных конвенций по специальным вопросам. Стороны Конвенции могут заключать двусторонние или многосторонние соглашения друг с другом по вопросам, рассматриваемым в настоящей Конвенции в целях дополнения или укрепления ее положений и содействия применения закрепленных в ней принципов, или без ущерба целям и принципам настоящей Конвенции выполнять правила, относящиеся к данным вопросам, в рамках специальной системы, обязательной в момент открытия для подписания настоящей Конвенции.

 

Поделиться с друзьями